Abstract

Observation and experiment are seen as the cornerstones of empirical science. Astronomy, an inherently observational science, affords a case study of a discipline in which controlled experiments cannot be performed. The author argues that in such disciplines maps and mapping serve to interpolate intellectually between observation and experiment. This is particularly noticeable in the early conceptions of cosmos and changes in worldview wherein major cognitive shifts are encoded in maps. With historical advances in map-making techniques, the epistemic purposes served by maps have also evolved significantly. Maps in astronomy today are deployed as powerful visual devices that record and transmute observational data to support theoretical ideas underpinning our current understanding of the cosmos. One example is dark matter maps, which offer compelling indirect evidence for the existence of the elusive dominant matter component that shapes our universe: dark matter.

Наблюдение и эксперимент считаются краеугольными кам- нями эмпирической науки. Астрономия, по природе своей основанная на наблюдениях, — это единственная научная дисциплина, в которой невозможно проводить контролиру- емые эксперименты. Автор доказывает, что в таком случае карты и картографирование служат своего рода посредни- ком между наблюдением и экспериментом. Это особенно за- метно в ранних концепциях космоса, где крупные когнитивные сдвиги оказываются закодированными в картах. По мере того, как развивались техники создания карт, их эпистемичес- кие цели тоже существенно менялись. В современной астро- номии карты используются как мощные визуальные средства записи и преобразования данных наблюдений в поддержку теоретических идей, лежащих в основе нашего нынешнего понимания космоса. Один из примеров — карты темной ма- терии, которые дают убедительные косвенные доказательства существования этого неуловимого компонента, преобладаю- щего в нашей Вселенной.

This content is only available as a PDF.